Я Африка

Моральное большинство

Вот в чем состоит постановка идеи "с головы на ноги":

если во времена Наполеона и Канта идею нравственности, морального закона неприменно связывали с религией,

то теперь под нравстсвенностью понимаются «… элементарные правила хорошего поведения — это абсолютное условие свободной личности. Без этой субстанции, без этой густой сети неявных правил мы не могли бы действовать как свободные личности» [Жижек С. Фундаментализм — это весело // http://community.livejournal.com/ru_philosophy/799897.html]. Добро — не абстрактно. Оно внутри людей. Чтобы победить монстра, надо победить зло в себе, т.е. быть нравственным человеком.

Нравственность понимается, однако, не как самоцель. Но только она единственно рождает правовое самосознание людей , и если оно у людей есть — отсюда есть и достоинство: „Любовь к родине — первое достоинство цивилизованного человека” (Наполеон Бонапарт).

Лозунг необонапартизма: "Мы - моральное большинство!" Не аристократия духа, не доморощенные снобы или ворчащие ригористы, а именно, если, хотите, "большевики морали". Бог - Родина - Закон! Свобода - это мораль!
Я Африка

Интервью

Император Наполеон возвращается: От ролевой игры до реальной политики

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы публикуем это интервью не потому, что оно посвящено актуальным событиям. Люди и события, упоминающиеся здесь, давным-давно выведены из поля текущей политики – или никогда не входили в это поле. Однако бывает полезно посмотреть на «злобу дня» со стороны: многое становится яснее, в том числе и в вопросах, которые могут стать актуальными не сегодня, так завтра. Sapienti sat.

Беседа с Кириллом Серебренитским, медиатором Восточного Бонапартистского Комитета, Comite Bonapartiste Oriental.

Беседовал Авраам Шмулевич
http://www.apn.ru/publications/article21250.htm
Я Африка

Русская зима

Наполеон проиграл войну против России вовсе не из-за
суровых морозов. На самом деле погода в течение почти всей русской кампании была, пожалуй, даже более теплой, чем обычно. Сохранились свидетельства очевидцев, которые утверждают: средние показатели температуры в октябре, когда французы уже начали отступать к Киеву и Варшаве, составляли 10, в Ревеле и Риге — 7 градусов выше нуля. Наполеон проиграл из-за собственных стратегических ошибок.


(c) Кирилл Серебренитский

Конечно, версия о морозах была несостоятельна изначальна, хотя бы потому, что в россйиской армии тоже воевали не медведи и не обросшие шерстью йети, а - живые люди. которым тоже было - холодно. И сам Наполеон в своих расужденияъх на Св. Елене говорил, собственно, не о морозах. а о стихиях - он имел в виду лютые ветра во время недельного отступлдения к Смоленску - которые изнурили и довели до истерики солдат. Континентальная зима тягостна не из-за низких температур - тихие морозные дни бодрят и освежают, - а из-за режущих промозглых ветров.
Стихии - это также страшно тяжелые и очень малочисленные дороги в Литве и Белоруссии, которые сковывали коммуникации в тылу, свирепое неприятие войны со стороны местного населения, - это таинствнная особенность России, которую никто из итностранцев понять неспособен: в районах военныъ действий на прортяжении всей исторпи и нашей старны мгновенно исчезает администарция и полиция. и вслед за тем начинается тотальный кровавый разбой -- в Европе не бывает ни первого, ни второго.
Кроме того, Наполдеон в России тяжело заболел за 2 дня до боролдинского сражения - и считал. что это влияние климата. а болезнь эту он переносиол очень тяжело. на самом деле - это был обычный простатит: просто совпало. прило время, тем более - холод и переутомление тут кажется весьма влияют на обострение. Но именно поэтому Наполеон с ужасом вспоминал о российских морозах.
Есть разные версии. Я склоняюсь к тому, что Наполеон в августе-1812го проиграл войну конспирологическую, - шпионскую, проще говоря.
Поход на Москву - это не просто ошибка, это - стратегический идиотизм. Это было ясно и современникоам, и историкам, и ясно - любому школьнику при взгляде на карту.
Но Наполеон не был идиотом, правда ведь? Это он вполне доказал до 1812го. И вряд и вдруг резко поглупел сразу после своего дня рождения 15 августа 1812го.
Присутствует, мне кажется, некая загадка в этом. Некий до сих пор невыявленный фактор - которым и был завлечён Наполеон в Москву.
В Контактi | Обговорення
Я Африка

Бонапартисты о правом движении

Онтологическое сознание современных активных поколений, постсоветская социальная мифология – сформирована в режиме ощущения экономического и политического кризиса. Этому способствует сама геомаргинальная психология украинца: ощущение некоей национальной незащищённости, ожидание всемерной помощи – от более сильных, сытых, хитрых, опытных (и всем тем опасных) соседей. Да к тому же ещё – столь свойственная славянскому мышлению склонность бесконечно сравнивать себя с другими, встревоженный нескончаемый поиск позиции на перекрещениях различных систем.

Экономическая ситуация породила прочные доминантные мифологемы «у нас всё хуже, чем в Польще, Венгрии и Словакии» и «у нас всё хуже, чем в России». Соответственно, способы разрешения любых проблем


1. Открывает ли экономический кризис новые возможности для национализма?

Думаю, что да. Но только отчасти. Онтологическое сознание современных активных поколений, постсоветская социальная мифология – сформирована в режиме ощущения экономического и политического кризиса.

Этому способствует сама геомаргинальная психология украинца: ощущение некоей национальной незащищённости, ожидание всемерной помощи – от более сильных, сытых, хитрых, опытных (и всем тем опасных) соседей. Да к тому же ещё – столь свойственная славянскому мышлению склонность бесконечно сравнивать себя с другими, встревоженный нескончаемый поиск позиции на перекрещениях различных систем.

Экономическая ситуация породила прочные доминантные мифологемы «у нас всё хуже, чем в Польще, Венгрии и Словакии» и «у нас всё хуже, чем в России». Соответственно, способы разрешения любых проблем сводятся к эмоциональным порывам – к одному из соседей: «назад в Россию» или «вперёд в Европу».

В зависимости от личных обстоятельств и от сегодняшнего настроения – мировосприятие украинца привычно покачивается между двумя позициями: «у нас уже настоящий кризис» и «настоящий кризис будет завтра». Этим Украина весьма отличается от России – где довольно долго, не менее шести лет, держалась доминанта «кризис кончился вчера, потому что сегодня и нас сильный правитель».

В результате экономического кризиса скорее всего электорат будет дезактивирован. Особенно в случае резкого ухудшения повседневности – население психологически и даже идеологически сосредоточится на проблемах личного выживания, окончательно потеряет интерес к событиям в парламентских и правительственных сферах. То есть – ожидать притока каких-то возмущённых толп под знамёна националистических партий – не следует. Но: кризис весьма расширит дорогу – в сторону пронунциаменто, особенно усилится возможность пронунциаменто невооружённого, парламентского.

Находящиеся в период кризиса у власти лидеры потеряют наиважнейшую – социально-психологическую - опору, поскольку на Украине популярность лидеров определяется не возлагаемыми на них надеждами, не доверием к их талантам, - а почти исключительно – обострённым эстетическим интересом к личности.

Поэтому появятся осязаемые возможности прихода к власти правых ( а также левых) – в том случае, если они будут к этому готовы и преисполнены решимости.

2. Возможно ли преодоление вражды между правыми и создание общего фронта?

Полагаю, что – нет. Если говорить не об имитациях, а о действенной политической структуре.

Относительно основной стратегической цели – прихода к власти - такой фронт не нужен, и даже был бы вреден, поскольку слишком много сил и средств уходило бы просто на его самообеспечение, на поддержание существования этой нефункциональной конструкции. Но, несомненно, еще будут затрачены большие средства и время – на попытки сотворения такого фронта. Поскольку он кажется необходимым – и основному активу движения, и особенно – амбициозным лидерам, каждый из коих безусловно видит во главе этого фронта – себя.

Политические институты видоизменяются, и это – вполне естественно. Время партийности в стиле начала ХХ века, - массовых организаций, скованных верностью подробно разработанным программам, непосягаемо священных палладиумов, общепризнанных универсальных гениев в роли политических вождей – кончилось.

В США и некоторых странах Европы политические институции партийного обличия еще будут крепки какое-то время. Относительно прочны – двухпартийные системы, как в США и ВБ, но и там уже заметны уже необратимые трансформации.

На территории бывшего СССР за последние 18 лет уже вполне очевидно, что совершенно нежизнеспособны, да и просто не востребованы – обширные компромиссные политические объединения.

В России постоянно создаются – быстро и вроде бы на первый взгляд вполне успешно, - очень многочисленные партии, но как только слабеет их протекция на уровне администрации Президента, – они даже не распадаются, а просто стремительно исчезают без следа. Наиболее отчётливые примеры - «Выбор России» и НДР, во главе которых стояли действующие главы правительств, партии, располагавшие практически неограниченными финансовыми ресурсами, а в регионах - и административными позициями. Сейчас ВР и НДР – просто нет. Также в пример порой приводится ЛДПР, но в отношении прорыва к подлинной власти в стране эта структура – фатально неудачлива: никаких исторических достижений, кроме поддержания существования маленькой, бездеятельной и безгласной фракции в парламенте – у неё нет. Во всех отношениях это – не более чем успешный коммерческий проект, целью которого изначально является просто материальное благополучие нескольких политических менеджеров.

Не думаю, что ситуация на Украине – радикально иная в этом отношении. Если принять в качестве телеологии движения именно достижение власти – то, по моему мнению, в Восточной Европе пришло время вторжения в политику небольших, компактных оперативно-тактических групп. К правым это относится, быть может, в наибольшей степени – благодаря традиционной милитарной эстетике их идеологем.

Такая группа должна быть предельно динамичной, способной быстро видоизменяться в соответствии с обстоятельствами. Собственно, имитацию обширного политического движения и объединения самых разных сил под общим знаменем, буде сие потребуется, – можно рассматривать просто как одну из тактических задач, причем далеко не всегда такая задача может быть поставлена.

Но прежде всего – такая группа должна быть готова к любым внешним компромиссам, к союзу с любыми силами, к созданию правоцентристских и право-левых блоков – если этого требует достижение цели. И следует учитывать: идеологически однородная правая коалиция может оказаться не только громоздкой и рыхлой – из-за столкновения амбиций вождей; она может превратиться в серьёзное препятствие на пути прорыва к власти наиболее действенных правых групп.

3. Какую идеологию исповедуете и какие методы борьбы являются для Вас целесообразными?

Я – прежде всего профессиональный учёный, историк и полевой этнолог. Этими двумя титулами в целом определяются и мои политические убеждения: как историк я – либеральный консерватор и спиритуальный традиционалист, как этнолог – сторонник корректной этнической политики.

Последнее означает, что я не разделяю ни глобализаторскую методологию, ни доктрины, которые обычно сейчас именуются националистическими.

Глобализм (именуемый обычно почему-то демократией) – суть полное пренебрежение к этническим реалиям, фактически отрицание права на социальное существование этносов. Почти все националистические концепции опираются на эмоциональную устремлённость к возвышению одного этноса при помощи подавления всех прочих, и к вознесению на щит идеологических фантомов: «господствующая нация», «раса», «чистота крови», «мононациональное государство», и т. д., - не имеющих отношения к этническим и к национальным реалиям.

По личным склонностям я – сторонник либеральной традиционалистской монархии. Но я принуждён отдавать себе отчёт в том, что это, скорее, – мой эстетический порыв.

Наиболее перспективной мне сейчас представляется система, которую можно определить терминоном «бонапартизм». То есть – меритократический принцип построения институтов власти, относительный либерализм в области экономики и в сферах информационной политики; государственная эстетика, апеллирующая к национальным традициям, предпочтительно всё же монархическим; сильное полицейское государство, (причём термин «полиция» следует понимать буквально), то есть: очень широкие полномочия репрессивных органов по отношению к криминалитету, отмена эгалитаризма в законодательстве, элементы жёсткой социальной стратификации и социоинженерии.

Кирилл Игоревич Серебренитский, медиатор Восточного Бонапартистского Комитета
http://bratstvo.info/index.php?go=News&in=view&id=13991
Я Африка

Кирилл Серебренитский о русском бонапартизме

Александр Кожэв (Коржевников) - философ,который может считаиься творцом российского бонапартизма - даже, точнее, наполеонизма, - как идеологии высшего уровня, как философской системы.

Автор формулы -- порыва цивилизации Запада (к коей и он, и я без сомнений относим Россию и все страны Восточной Европы) на уровень, к которому она почи неосознанно, но так яростно и страшно стремится:

Христос = Гегель-Логос + Наполеон-Сотер.

Строго говоря, - именно он, точнее - короткое упоминание о нём в книжке о неогегельняцах -(которую я лет 20ти нашёл на скамейке в парке) и вдохновил меня --- на первые мысли о бонапаризме как об актуальном направлении когницио, как о векторе поиска идеологии 21го столетия.

Строго говря, - русских бонапартиста два: в философии и идеологии - Александр Кожэв (хотя он и писал по-французски и во Франции), в эстетике и этике - Марина Цветаева.

Это две опорные позиции, а так - конечно, есть немало пророков на этой дороге. Уже позже я узнал. что был - советский бонапартист - философ Леонид Пумпянский (коего злобный Вагинов вывел под именем Тептёлкина) -- он действительно попробовал разработать доктрину СССР, отталкиваясь от эйкона Наполеона.

Своего рода - зеркальный антипод Кожэва: тот может счиаться бонапаристом антисоветским.

(В какой-то степени латентным идеологом-бонапартистом был и самый неожиданный поклонник Наполеона, читавший на ночь его афоризмы, если верить генералу Волгогонову -- Сталин).

И современный -- правда, корявый стилистичесаи, но вдохновенный, - наполеонофил, покойный (чуть я его не застал) профессор Владлен Сироткин.
Я Африка

(no subject)

"... И вот беседа - ... о Наполеоне, любимом с детства, о Наполеоне 11, с Ростановского "Aiglon" ("Орленка") ... (с.150) ... люблю только Ростана и Наполеона 1 и Наполеона 11 - и какое горе, что я не мужчина и не тогда жила, чтобы пойти с Первым на св. Елену и с Вторым в Шенбрунн" (с.151)

(Цветаева М. Пленный дух: Воспоминания о современниках. эссе. - СПб.6 Азбука, 2000. - С.150, 151)
Я Африка

Кожев об Империи

В знаменитой докладной записке 1945 г. Шарлю де Голю "Набросок доктрины французской политии", Александр Кожев (русского происхождения) обосновывал идею ЛАТИНСКОЙ ИМПЕРИИ как наилучшего обустройства европейского пространства. Такая империя могла бы стать достаточно сильным политическим и эконмическим союзом латинских католических стран Европы, прежде всего французской, итальянской и испанской наци, опирающимся на ЕДИНУЮ АРМИЮ. "Чтобы быть политически жизнеспособным, современное государство должно опираться на "широкий" "имперский" союз родственных наций. Современное государство только тогда является государством, когда оно является Империей" (Кожев А. Набросок доктрины французской политики (27 августа 1945 г.) // Прогнозис. - 2005. - №1. - С.20).

"... Эпоха становления политической сущности всего человечества по-прежнему принадлежит далекому будущему. Этап национальной политики завершен. Теперь наступила эпоха империй, то есть транснациональных политических объединений, состоящих в то же самое время из родственных наций ... Родство наций - это, прежде всего, родство языка, цивилизации, общей "ментальности" или ... "климата"..." (Там же. - С.28).
Я Африка

Наполеоновское родство

В средние века в Италии были известны несколько не родственных друг другу фамилий Буонапарте. Непосредственные предки Бонапартов происходят от германских выходцев из дома Кадолингов, один из представителей которых — граф Вильгельм — принял фамилию Буонапарте. Около 1100 года его потомки обосновались в Тревизо и во Флоренции. Тревизские Буонапарте в 12 в. были сторонниками гвельфов, сражались против императоров Фридриха I Барбароссы и Фридриха II Штауфена. В 1447 году эта ветвь Буонапарте пресеклась. Среди флорентийских Буонапарте известны имена историка Якопо Буонапарте и комедиографа Николо Буонапарте. В 13 веке часть семейства обосновалась в тосканских городках Сан-Миниато и Сарцана.
На рубеже 15 и 16 веков некий Франческо Буонапарте из Сарцаны по прозвищу «Арбалетчик» обосновался на острове Корсике. Его потомки в течение многих поколений занимали судейские и административные должности в местных органах власти. Здесь они сумели приобрести в собственность земельные участки. Формально Буонапарте имели право на дворянство, но в реальности они мало отличались от небогатых корсиканских крестьян. В середине 18 века представитель рода — Лучано Буонапарте — стал архидьяконом в Аяччо и энергично стал добиваться признания за своими родственниками прав дворянства. Это ему удалось в 1757 году: великий герцог тосканский утвердил дворянский титул корсиканских Буонапарте. Племянник архидьякона Лучано — Карло Буонапарте, стал отцом будущего императора Франции.
Недалёкие предки со стороны отца Наполеона - из Флоренции, родители матери - родом из Генуи. Они не имели никакого отношения к этническим корсиканцам (так называемым горным корсиканцам - в отличие от итальянцев, обитающих на побережье, они живут во внутренней части острова).
Только бабушка Наполеона со стороны отца - из рода Пьетра (точно не помню, постараюсь уточнить) - из горных корсиканцев.
Сам же Наполеон - этнический итальянец, родившийся на Корсике.
Последний из тосканской ветви Буонапарте (которая, кстати, считалась весьма знатной) - 70летний аббат Грегорио Буонапарте,- встретился во Флоренции 1797 году с 28летним генералом, который уже определённо избрал форму - Бонапарт. О чем они беседовали - в точности не известно.
Есть хорошая философская новелла-гипотеза об этой встрече - кажется, Анатоля Франса, не помню.
Я Африка

Наполеоновцы

Президент и основатель Международного Наполеоновского Общества Бен Вейдер скончался в пятницу, 17 октября 2008 года. "В это день мир спорта потерял своего пионера, а Император Наполеон своего самого горячего защитника..." Так сказал один из друзей Бена в своем соболезновании, которое опубликовано в числе многих других соболезнований на официальном сайте Международного Наполеоновского Общества http://www.napoleonicsociety.com/

Дамы и господа, прошу вас обратить внимание на созданное в сети Наполеоновское Сообщество Интернета: http://my.mail.ru/community/nikitanapoleon